Современный кинематограф: упадок и надежда

  • 251

Форрест Гамп

Форрест Гамп (Forrest Gump), 1994г. — вот какие фильмы снимали раньше

Не так давно, каких то лет 10-20 назад, зритель радовался едва ли не каждому фильму выходившему на большой экран. Качество киноленты оценивалось не уровнем рекламы и не ее охватом, а к самому понятию качества маркетинг не имел никакого отношения. Люди просто ходили в кино и судили о нем исходя, в большинстве случаев, из собственных предпочтений. Ничего не менялось, пока это всех устраивало: продюсеры получали свой доход, а киноманы — хорошие фильмы. Но вдруг что-то произошло, все изменилось: зритель превратился в потребителя, маркетинг в гарантию прибыли, а сам кинематограф — в еще один коммерческий вид деятельности. Как так получилось? Одна из главных причин — развитие СМИ, открытый и быстрый доступ к информации, а также скорость информирования. С появлением интернета манипулятивность (восприимчивость к влиянию) сознания возросла в разы, а то и в десятки раз. Зритель уже не спешит в кинотеатр — он сначала впитывает преподносимую ему информацию относительно той или иной картины, а потом, уже исходя из эффекта влияния, определяется с походом в кино. Тут нужно понимать, что зрители, грубо говоря, могут быть пассивными и активными.

Типы зрителей

Пассивные зрители — это большинство, предпочтения которого почти напрямую связаны с мейнстримом, куда попадают картины подпитанные большой рекламной кампанией. Могут туда войти, конечно, и низкобюджетные одиночки, но это скорее исключение (и отдельная история для разговора). Мейнстрим — не значит плохо, как и сама реклама той или иной киноленты. Но пассивный зритель не желает активно потреблять рекламу и информацию — он просто слышит то, о чем громче кричат.

Активные зрители — это так называемые “аналитики”. Они не воспринимают прямую и громкую рекламу, им нужно ее прошерстить. То есть взять всю наличиствующую информацию о киноленте (включая рекламу, трейлеры, обзоры, статьи) и “схавать”. Побеждает здесь тот, чье мнение убедительнее. Если это реклама — аналитик потребляет продукт, если антиреклама — не потребляет продукт и даже становится его противником.

Есть еще одна категория зрителей — киногурманы (киноманы). На массовое кино они влияют мало и редко являются его целевой аудиторией. Это так называемые “ценители”, которые руководствуются или “авторитетными” мнениями, или собственными, взрощенными и сформированными в просмотрах качественного продукта. Оценка качества такого продукта изменялась в соответствии количества просмотренного, его анализа и усвоения.

Так вот, большинство массовой аудитории — пассивные зрители. Ими легко управлять, на них легко действует реклама, они легко загоняются в кинотеатры, их мнения ничего не значат. Значат только деньги, которые остаются в карманах творцов кино после посещения кинотеатров — то есть кассовые сборы.

Чёрная Пантера (Black Panther), 2018г. — пример коммерческого трендового кино

Коммерческая сторона кино

Повторимся еще раз. Современный кинематограф — это коммерция. Один из видов зарабатывания денег. На кино всегда зарабатывали деньги — это понятно, но не в таких масштабах, не с такой наглостью и не с таким неуважением к аудитории. Причина такой ситуации — легкость манипулирования массовым зрителем. Это и стало причиной возмущения кинотворцов на сайты типа «Rotten Tomatoes» с их рейтингами (например заявления Бреда Рэттнера или Мартина Скорсезе). Очевидно, что если есть возможность заработать, то почему бы это не сделать — на кой хрен кому-то сдался кинематограф как искусство? Или лотерейные игры с хорошими сценариями? Из-за которых можно просто финансово пролететь. Намного проще и надежнее вложить в рекламу кучу денег, взять банальный сюжетец, размешать с каким-нибудь трендом, выполнить квоту (типа феминизм, расизм, ЛГБТ), накидать киноштампов — в большинстве случаев это работает безотказно и наверняка.

Кино это не вид искусства. Нет. Оно может быть искусством, но не является им изначально, так же, как рисунок может стать картиной-шедевром, или фотография, или литература. Но не априори. И почти никогда, если цель — заработок. При такой цели создается так называемая рекурсия “производитель — потребитель”, где производитель создает продукт ориентированный на потребности и вкусы массового пассивного потребителя, которые в свою очередь и формируются под влиянием производителя и рекламы его продукта. Запутанно, не правда ли? На самом деле, слишком просто и банально. И единственный выход из данного круга — разорвать его. Просто не ходить в кино только из-за того, что о нем везде трубят. Нужно воспытвыать свои вкусы, думать, анализировать — только тогда приходит наслаждение от кинокартин, понимание кино как искусства, а также возможность как-нибудь да повлиять в обратную сторону на производителя массового кино и заставить его прекратить штамповать плохие фильмы с примитивным сценарием.

Яркий и очевидный пример — популярность комиксоидного кино. Давно хочется кричать: “Астановитесь!”. Но не тут то было: какое бы плохое оно ни было, оно будет выходить, пока будет приносить деньги. А деньги оно приносит, потому что это золотая неиссякаемая жила. Уже можно даже называть его особым жанром — баблофильм. И, кажется, он закрепляется на века — по крайней мере пока живы любители этой безвкусной жвачки. И речь не о том, что в данном жанре нет отличного кино (есть) и его невозможно сделать. Его не выгодно делать — не будет денег. Поэтому будут и дальше плодится и Мстители, и Чудо-бабы, и Звездные войны, и т.д. А еще “отличный” способ писать сюжеты — просто делать непотребный ремейк или продолжение хорошего старого фильма. Люди, мол, пойдут из-за названия. А потом на выходе черт-знает что и сожаление по испорченной франшизе или даже ненависть за дешевую кальку.

Надежда для кинематографа

Почему же нельзя заработать на отличном кино? Потому что брать хороший сценарий и делать акцент на сюжет — выходит зачастую кино не ориентированное на кинопрокат, его нельзя показать в 3D, оно не производит вау-эффекта. Толпа не поймет. Заплюет и зафукает. Рекламой же кормить толпу в этом случае не выгодно: тут она не работает, так как нечего рекламировать — спецэффектов нет, штампов нет (если снимается хорошее кино). Делать такое кино со спецэффектами вдвойне невыгодно — они не окупятся, так как нет рекламы, которой требует манипулируемый потребитель.

Означает ли все вышесказанное, что кинематограф уже умер или при смерти, и что стоит окончательно переходить на сериалы, или просто не смотреть фильмы или хотя бы не платить за это деньги? Нет. Надежда еще есть. Из-за дороговизны фабричного кино, ориентированного на массового зрителя и его раскрутки, наблюдается другая тенденция — снимать наугад. Она, скорее всего, возвращается, но только под другим углом и как неосновное движение в кинопроизводстве. Раньше, когда кино только начинало развиваться, это был главный путь его эволюции. Сделать акцент на сюжет или актерскую игру, или на сценарий, или режиссуру. Иногда выстреливает и получается так называемое низкобюджетное кино (с минимальными затратами на рекламу) , которое уже можно рассматривать как искусство.

witch

Ведьма (The VVitch: A New-England Folktale), 2015г. — неожиданно лихой хоррор

Надежду берегут также великие режиссеры, которые из-за своего имени могут себе позволить снимать то, что хотят, и так, как они это видят, используя при этом и киноштампы, и ориентацию на массового потребителя. Но в этом случае они нахрапом берут весь кинематограф и задают тренд. Так бывает с Ноланом, Спилбергом, Скоттом и т.д.

interstellar

Интерстеллар (Interstellar), 2014г. — режиссер задает тренд

Именитым режиссерам не составляет труда найти спонсоров, продюсера или даже самим себя спродюсировать. Их фильмы окупаются в большинстве случаев. А даже если и нет — для них потеря не велика. Печально, конечно то, что многие из них скатываются во всю ту же нишу тупого коммерческого кино или запредельной отсебятины. В одном из своих интервью Андрей Звягинцев сказал замечательную вещь, что изначально кино не снимается как арт-хаус (кино как искусство) и станет ли оно таким неизвестно. Замечание отличное, но не полное: здесь упускается из виду такое понятие как предустановка. Если изначально цель фильма — прибыль, вероятность того, что выйдет что-то оригинальное и замечательное ничтожно низка, так как в этом случае используется примитивный сценарий, бессмысленные спецэффекты, необоснованная реклама и фабричные киноприемы. Если же снимать кино как кино — может выйти что-угодно. Вот это уже искусство. Это кухня искусства. Да, здесь не всегда варится шедевр или хотя бы культовый продукт, но тут присутствует надежда, и часто даже сама надежда и претензия делают фильм смотрибельным и достойным.

Еще несколько слов

Об авторском кино, или так называемом арт-хаусе. Это сфера, где кино изначально предполагает искусство — воплощение фантазии режиссера, его гения. Есть ли за ним будущее? Да, такое же, как за кинематографом в общем. Но, к сожалению, арт-хаус входит в моду. Он обретает признаки коммерческого кино: своеобразные штампы, нарушение грани реалистичности (и переход в чернуху или треш), необоснованный хайп. В авторском кино есть собственные проблемы и особенности. Здесь тоже нельзя смотреть все подряд, здесь тоже нужен анализ и особенный подход.

Подведя итог хочется сказать: не поддавайтесь на манипуляции, смотрите кино с умом, не спешите нести свои деньги за заведомо некачественный продукт. И, если вам нравятся штампы и бессмыслица, задумайтесь: ваши ли это предпочтения в действительности? Воспитывайте кинематограф, и возможно в один прекрасный день мы увидим его расцвет.